Вытеснение морали и чувство одиночества: на чем играют вербовщики ИГИЛ?

by Жемель
Рубрика: В мире, В России
Комментарии отключены на этот пост

Вытеснение морали и чувство одиночества: на чем играют вербовщики ИГИЛ?

С каждым днем сети террористической группировки ИГИЛ (организация является запрещенной на территории РФ решением Верховного суда — прим.ред.) расползаются все дальше и дальше. Для жителей многих государств эта угроза мирового значения кажется чем-то далеким, происходящим в параллельной Вселенной. Такую позицию занимают до тех пор, пока эта беда не постучится в ваши двери, пока ваш брат/отец/друг/сестра/возлюбленная не поддадутся на байки вербовщиков и не уедут воевать на стороне боевиков в далекую Сирию.

Подобная перемена происходит не на пустом месте. Вербовщики разработали довольно развитую коммуникационную систему, направленную на промывку мозгов и привлечение в ряды «сторонников» халифата. О том, какие методы и формы агитации используют террористы, где вы можете наткнуться на вербовщиков и на что они воздействуют, Islam-Today.ru рассказали эксперты в сфере религии и массовых коммуникаций.

Ответственность — на плечах толкователей Священного писания

— К сожалению, есть у нас такое, что этнически определенные национальности исповедуют определенную религию. Когда, к примеру, татары становятся православными, они вызывают этим самым гору нелестных отзывов в свой адрес. А ведь ребенок должен выбирать сам. Если говорить о нынешней ситуации, то мы можем наблюдать состояние кризиса духовности, — отметила Лариса Астахова, заведующая кафедрой религиоведения Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ. – У исламских народов религиозная самоидентичность сохранилась и пробудить ее очень легко, так как память об исламе жива. На этом и играют террористические группировки, прибавляя использование всего слишком: любовь проявляется слишком, значимость слишком, чувство необходимости общинности слишком. Однако речь идет не о вербовке, а о пробуждении религиозных чувств. Первое, на что члены ДАИШ делают упор, — это традиционная религиозность, наличие тяги к реализации своего религиозного чувства. Новые религиозные организации дают эту возможность, при этом увеличивая все в два-три раза.

Таким образом, естественное желание чувствовать себя частью общины в подобных экстремистских организациях достигает пика – человеку показывают, что без него они не могут, что он крайне важен как член группы. Если в обычной жизни мы можем наблюдать все более растущее чувство отдельности, одиночества, то внутри таких религиозных организаций человек постоянно включен во взаимодействие, ежечасно ощущая себя членом группы. Именно этого зачастую людям не хватает, что они и пытаются восполнить в так называемом «Исламском государстве».

Новые религиозные движения и течения возникают не только в исламском вероучении, но и в христианстве, иудаизме. Однако террористы при создании «нового государства» опираются на ислам. По мнению Ларисы Астаховой, иногда такие расколы возникают, когда в Священных книгах существуют догмы, при определенном толковании могущие оправдать насилие. Иными словами, если в священной книге любого религиозного общества можно найти хоть малейшую фразу, хоть малый вариант с точки зрения книги обоснованности поднятия оружия, если есть сама фраза о допустимости смерти во благо, то все упирается в толкование.

— В таких моментах огромная ответственность ложится на плечи толкователя. Зачастую лжеучителя трактуют Священное для мусульман писание так, как нужно им, забывая о том, что мусульманин может поднять оружие только в качестве самозащиты, в крайнем случае. Неслучайно же Пророк говорил, предупреждал, что такое будет. Мы с этим и столкнулись.
Если говорить о самой сути ИГИЛ, то название этой террористической группировки вполне раскрывает саму ее суть – идеи халифата, объявление своей группировки выше любой политической власти. Все подобные отколы всегда были связаны желанием вернуться в глубокое прошлое. В ситуации с террористами ИГИЛ – желание жить как арабы.

— Однако давайте не будем забывать, что если мы откатываемся к истокам, то мы убираем многие нормы, в том числе и нормы сожительства. Все эти сторонники ДАИШ забывают о том, в каких условиях жили арабы VII века. Они были неофитами первого поколения. Наше общество должно понять и принять, что ислам многолик, имеет много разных форм. Если пять лет назад выход из такой ситуации можно было найти путем просвещения, то сейчас этого уже мало. Образование может повлиять лишь на умы молодежи: произойдет усиление религиозного компонента, включающего в себя понимание многоликости каждой религии и знакомство с различными системами ценностей.

На сегодняшний день сети террористической группировки ДАИШ расползлись по всему миру, включая территорию Российской Федерации и постсоветского пространства. Здесь наиболее лакомым кусочком для членов ИГИЛ является Республика Татарстан. Помимо того, что этот регион России активно развивается, привлекает инвестиции, здесь большой процент жителей составляют иностранные граждане, в том числе из стран арабского Востока. К этому еще стоит прибавить тот факт, что на территории Татарстана мирно проживают и взаимодействуют представители более 115 национальностей и всех основных религиозных верований. Чем не благодатная почва для попыток посеять зерно раздора?

И попытка таковая была, и не раз. Достаточно вспомнить историю с детской книжкой, которую попытались распространить в Татарстане. Книга представляла собой рассказ о «мучениках». «Высшее, что может сделать женщина, — войти в костер с ребенком», — говорилось в книге. Таким образом ребенок, не мучаясь и не страдая всю жизнь, сразу войдет в рай. А женщине не нужны даже молитвы мужа, чтобы стать достойной рая. К счастью, распространить подобные книжки в мечети не удалось.

Однако, как мы говорили ранее, это далеко не единичная попытка. И если распространение подобной литературы было остановлено, то иначе обстоит ситуация с интернет-пространством. Здесь все гораздо сложней.

Нужно рассказывать молодежи о том, что есть «псевдоислам»

— Сейчас мы с вами можем наблюдать вытеснение морали из светского общества, освоение молодежью «эстетизированного» восприятия реальности, — комментирует происходящее заведующая кафедрой журналистики Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ Светлана Шайхитдинова. – Демонстрация в видеороликах взрывов под музыку, представление документальных кадров  военных столкновений  в сопровождении с поэтическими строфами может восприниматься таким зрителем отстраненно, вызывая единственное ощущение, что все это сделано профессионально.

Здесь особую роль играют средства массовой информации. Если углубиться в историю, то мы вспомним, что журналистика сама по себе неотрывна от человека и должна следовать принципу «не навреди».

— Журналисты должны вскрывать эти симулякры, показывать аудитории, как и чем они опасны. Крайне важно готовить профессионалов в этой сфере, учить их работать с целевой аудиторией.

С другой стороны, радикальные организации заинтересованы в том, чтобы их почаще упоминали, — таким образом они становятся частью повседневной картины мира и им это на руку, —  считает эксперт.

— Не стоит делать предметом внимания  информационные  продукты, которые производит  ИГИЛ. Это лишь привлекает внимание массовой аудитории. Нужно правильно формулировать проблему – больше говорить не о самих экстремистских организациях, а поднимать темы, связанные с вопросами жизни верующих. Ведь именно недостаток внутриконфессиональной коммуникации, недостаток знаний  у простых людей становится почвой, на которой могут расцвести экстремистские идеи.  Нужно рассказывать молодежи о том, что есть «псевдоислам», проводить богословские беседы, подготавливать материалы, раскрывающие «душу»  религии, ее миротворческий потенциал.

— Духовные лица должны четко обозначать свою позицию, выступать перед специальной аудиторией, чтобы видели, что это живые люди, пользующиеся авторитетом. Подчас  молодежи не достает жизненных ориентиров, героев, которые бы увлекли своим примером.  На этом и играют террористические организации, предлагающие мусульманам принести себя в жертву «во имя…». Стоит обратить внимание на темы, связанные с молодежной политикой в государстве, показать, как молодое поколение осваивается в жизни, какие есть социальные лифты и возможности для личностной самореализации, возможности общественного служения.

Хорошим примером являются выступления представителей Духовного управления мусульман, в том числе регулярные проповеди на актуальные темы ислама и ежедневные уроки по фикху, тафсиру Корана и тажвиду. Подобные мероприятия имеют своей целью просвещение, в первую очередь, мусульманской уммы.

Ильмира Гафиятуллина, Казань

Распространить ссылку на эту статью

Comments are closed.